"Не знаю, называется ли то, что я делаю – искусством". Аниса Сабири о творчестве и бесконечном поиске себя

"Не знаю, называется ли то, что я делаю – искусством". Аниса Сабири о творчестве и бесконечном поиске себя

Аниса Сабири – известная душанбинка. Она успела окончить Университет МВД России в звании старшего лейтенанта. Но ее стезя – творчество. 

Мы можем знать ее как поэтессу, писательницу и режиссера. Ее фильм «Плач танбура» был представлен на 26 международных фестивалях и получил награды в Армении, Иране, России, Иордании и США. Сейчас девушка получает полноценное кинообразование в Лондоне. В интервью Limu Media она поделилась своими взглядами на современную поэзию и кино Таджикистана, а также порассуждала о роли искусства в истории и жизни человека.

Как вы пришли к кинорежиссуре?

- Если посмотреть резюме, рабочий стаж начинается с 14 лет. Оно очень забавное: начинала внештатным корреспондентом Азии-Плюс. Занималась туризмом, переводами, менеджментом, преподаванием. Успела окончить юрфак в звании старшего лейтенанта милиции в Москве. Работала в сферах, не имеющих никакого отношения к творчеству. 

Литература мне всегда была близка. Я и сейчас пишу – только теперь чаще прозу. Но восприятие ограниченности языка как инструмента все-таки вытолкнуло меня в кино. В 2016-ом поступила в мастерскую легендарного немецкого кино-мастера Фреда Келемена. Но из-за того, что у меня не было образования в кино, ощущала уйму сомнений. 

Когда отнесла сценарий своего первого фильма на рецензию наставнику по перу – известному сценаристу, он сказал, что мне никогда не найти денег на свой фильм, потому что кино из такой ерунды не получится. 

Я благодарна тем, кто поверил в меня. Мои первые продюсеры: Фарход Ахунов, Виталий Хинензон, а также друг и коллега Шахринисо Яковлева. Они помогли сделать первый фильм-этюд. Потом встретила продюсера Исмаила Зибаи, который помог реализовать второй проект – короткометражный фильм «Плач танбура». Над этим проектом работали Толибхон Шахиди, Далер Назаров, Диловар Султони. 

Из-за того, что ограниченные экономические возможности в моей семье не позволили мне учиться на режиссера, приходилось учиться на ошибках. Все это закалило мой характер и сформировало понимание того, что, на самом деле, режиссер – это сочетание художника и стальной руки управленца. 

Кино – это командная работа, в которой сталкиваются амбиции разных сторон. Когда у тебя 5 человек, небольшие разногласия не страшны, но когда 30, и ты не можешь справиться с ними, все рушится, ведь снимать надо прямо сейчас, и решения принимать сиюминутно. 

Теперь, глядя на то, как мы снимали «Плач танбура», я понимаю, сколько было сделано ошибок, но это сильная школа.

Расскажите о вашем обучении в Лондоне?

- Моя мечта сбылась. Я поступила в The London Film School, и выиграла престижную английскую стипендию Chevening, которая позволяет оплатить мое образование и проживание в Лондоне. 

Здесь наши студенческие проекты слушают мастера мирового уровня (например, лауреаты Оскара Павел Павлюковски, или Майкл Дудок де Уит). Это настоящие корифеи киноиндустрии.

Часть моего обучения – это работа над сценарием полнометражного художественного фильма. Также, с моим коллегой из Румынии Разваном Барсети заканчиваем монтаж полнометражного документального фильма о ритуальных музыкальных традициях Таджикистана, который производится в партнерстве с Культурным Центром Бактрия. 

Параллельно руковожу таджикским культурным центром в Лондоне, который мы запустили по инициативе чрезвычайного и полномочного посла Республики Таджикистан в Великобритании, г-на Масуда Халифазода. 

Это неправительственная организация, которая будет привлекать культурные инвестиции в Таджикистан и продвигать таджикскую культуру за пределами республики. Сейчас разрабатываем сайт и набираем волонтеров. 

Таджикская поэзия современности – какая она? Каких личностей вы могли бы отметить?

- В Таджикистане ограничен доступ к ресурсам, где читатель мог бы ознакомиться с современными авторами. Конечно, есть такие глыбы как Фарзона, Тимур Зульфикаров. Гениальный Лоик Шерали – тоже современный поэт, хоть его уже нет в живых. Исфандиери Назар, Бахтиер Амини, Сафо Алиназар, Толиб Лукмон – замечательные поэты, но, к сожалению, доступ к их литературе ограничен социальными сетями.

В рамках культурного центра мы обратились к Союзу писателей, чтобы нам прислали материалы по современной поэзии или прозе. Очень хотим запустить на нашем сайте что-то вроде онлайн журнала, где будут наши авторы и переводы их работ на английский. Хочется открыть их миру. 

Какую роль себя, как творца искусства, вы видите в современном обществе?

- Пожалуй, четкий ответ на вопрос был бы свидетельством остановки в моем развитии. Я, как художник, только отражаю свое мировосприятие сегодня. Завтра я могу воспринимать мир иначе, потому что я, как и мир, куда-то все время двигаюсь, меняюсь, рефлексирую, читаю, смотрю, думаю. 

Конечно, нас в школе призывают создавать «универсальные истории», понятные каждому. Пока что я пытаюсь сформировать свой киноязык, свою универсальную формулу. А что через него выражать обществу, мне, как художнику, всегда будет диктовать мое интуитивное восприятие времени. 

В чем вы видите назначение искусства для современного мира?

- Назначение искусства с течением времени и в зависимости от народов и культур, менялось. Я не могу и не хочу решать за всех людей на планете о том, нуждаются ли они в искусстве. Я просто делаю то, чего не могу не делать. Я даже не знаю, называется ли то, что я делаю или создам завтра – искусством. Но мне, кажется, искусство не создается с целью, чтобы быть кому-то нужным или чтобы как-то называться. 

Мне все равно, как меня обозначат или назовут акт моего творения – фильмом, видео артом, или стихотворением. Потому что суть совсем не в этом. Мы, к сожалению, сами заковали себя в клетки из слов. А искусство работает тогда, когда оно устремляет нас к запредельному. 

Чем искусство может помочь в борьбе против проблем и вызовов современности?

- Искусство – это зеркало, в котором человек отражает свое лицо. Какое сегодня у нас, как у человечества лицо, такое и искусство. Мы даже можем не понять, что наше искусство о нас сказало – а оно уже все сказало – возможно, будущему человеку, или массам, или единственному зрителю. Искусство может нам помочь увидеть самих себя. Хотя каждый видит только то, что он способен видеть. Поэтому я бы не возлагала на искусство больших моральных или нравственных задач. Искусство есть, потому что мы есть. 

Как ваши корни помогают?

- Таджикистан – это моя пуповина. Все, что происходит в Таджикистане, происходит и во мне. Это чувство дома – ты его просто любишь, принимая его таким, какой он есть. Любишь, потому что по-другому не можешь. Я очень благодарна этому чувству. И всё, что я ни делаю, так или иначе связано с этой любовью. Таджикистан – это знакомая мне территория. А мне кажется, чтобы быть честным, автору важно работать в границах хорошо известного ему мира – и в этой работе обязательно будет что-то запредельное. 

Таджикское кино, в чем его основные проблемы?

- Кризис идей, цензура, недостаток профессиональных кадров, ресурсов, отсутствие достаточной технической базы, отсутствие государственной поддержки, кризис менеджмента киноиндустрии, отсутствие достаточного количества кинотеатров. Я думаю, что коллеги поддержат, если я скажу, что хоть в Таджикистане и делается кино, киноиндустрии в нашей стране нет. Я очень радуюсь, когда в наших условиях творческие коллективы еще снимают какое-то независимое кино. Пусть оно малобюджетное, есть шероховатости, или какие-то недочеты – каждому независимому фильму, снятому в Таджикистане, надо памятник поставить. И ребята, которые делают сегодня кино, путем проб и ошибок, однажды возродят в своем кругу очередного Бахтиера Худоназарова или Джамшеда Усманова. Если бы государство ввело настоящую программу поддержки кино, то мы бы прошли этот болезненный опыт быстрее. 

Как вы думаете, как можно решить эти проблемы?

Есть много удачных примеров ближних стран, у которых надо заимствовать опыт – Турция, Казахстан, Узбекистан. Казахстан ежегодно отправляет десятки своих студентов в лучшие киношколы мира. У Узбекистана в прошлом году был свой павильон в Каннах, на Берлинале. Мы тоже можем представить нашу страну – для этого не обязательно иметь фильмы, нужно иметь желание, вложить средства, и они обязательно вернутся.

У нас есть сильные стороны – невероятно красивые локации, красивые люди. Нам нужно участвовать на кинорынках и предлагать Таджикистан как страну с благоприятными условиями для съемок. А для этого надо упростить многие лицензионные процедуры, снизить цены на оборудование, стать страной, привлекательной для кинотуризма. Тогда у наших кадров появится работа, а значит, дополнительный опыт, контакты. К тому же, упоминание Таджикистана как локации привлечет туристов. Другие страны активно развивают свое кино, и чем больше мы будем выжидать, тем опаснее утечка кадров, потеря зрителя.

Как молодежь Таджикистана воспринимает искусство и хочет ли участвовать в его развитии?

- Наша молодежь, как и любая другая, любопытствует о мире, а значит и имеет потенциал в интересе к искусству. Я недавно открыла для себя инстаграмы некоторых молодых блогеров, и приятно удивлена их энергетикой,  – пусть, даже если она и проявляется через поп-культуру, зато эти ребята такие креативные, живые. Вы писали про 13-летнего подростка, у которой 40 тысяч подписчиков – она уже лидер мнения, у нее есть аудитория, она интересна своему поколению. Или, например блогер Лола Касымова – совсем юная девушка, но она делает крутые проекты, у нее есть команда. Это очень радует! Такие ребята вдохновляют. Я желаю им найти себя, развиваться дальше.


Кадр из фильма “Ритмы затерянного времени”

Но этим ребятам непросто. Ведь мы страна, где очень мало информации о происходящих в современной культуре тенденциях. Образование довольно консервативное, центров, где бы циркулировало знание об искусстве нет, работы современных авторов не переводятся, издательские дома не работают во всю мощь, кинотеатров мало, а интернет ужасно дорогой. Наша молодежь пытается цепляться за элементарное выживание, а духовные ценности или тяга к искусству заменяется интересом к религии, инстаграму, или дешевой поп-культуре. Это естественные процессы. Нашему обществу, образованию, культурной политике, очень нужна либеральная реформация. Либеральное – не значит плохое. Либеральное – значит естественное.


Рейтинг (3.52)

711

Больше интересного

Что
почитать

1

"Дающий" - что будет, если устроить мир "по справедливости", устранив все различия между людьми?

Что
посмотреть

4

"Игра Эндера" - человечество пережило два вторжения инопланетной расы и готовится к очередному...

Вход

Вход в личный кабинет

Восстановить пароль