Мухаммад Азимзода: «Я готов дать персональный мастер-класс любому, кто считает балет не мужским делом»

Мухаммад Азимзода: «Я готов дать персональный мастер-класс любому, кто считает балет не мужским делом»

Звезда таджикского балета Мухаммад Азимзода рассказывает о своем необычном хобби, о планах на будущее, о мечтах артистов балета и о том, куда пойти учиться если вы уже выросли, а мечта о балете так и осталась мечтой.  

Мухаммад с 2011 года исполняет ведущие партии в спектаклях балетной труппы Таджикского Государственного Академического театра оперы и балета им. С. Айни, сразу после выпуска из Пермского государственного хореографического училища.  

Он педагог классического и дуэтного танца в Республиканском Хореографическом колледже им. М. Сабировой и награжден медалью «Отличник культуры РТ».



Вы в балете уже почти 17 лет. Балет – это про что? Чему он вас научил, какие качества привил?

Да, 17 лет, 8 из которых обучение в Пермском училище, остальные годы – уже работа в качестве артиста балета.  

Чему меня научил балет? Когда я уехал учиться, мне было всего 11 лет, так что все, что я сейчас умею, всему этому я научился в Перми. 

Мое воспитание, культура, уважение к старшим, моя самостоятельность, элементарные навыки готовить, стирать, убирать, вязать – всему этому я научился там. И я очень благодарен Перми за эти 8 лет тепла, образования и воспитания. 

Балет – это не только мой хлеб. Это моя жизнь.

Ещё балет – это адский труд. Люди со стереотипом «балет не мужское дело», которые пишут осуждающие комментарии под статьями, не имеют представления, что это такое. 

Каждого такого я с удовольствием приглашу к балетному станку, чтобы дать персональный мастер-класс. Уверен, что его мнение о балете сразу же изменится. 

Ваши родные бывают на ваших спектаклях?

Папа никогда не был на моих выступлениях, но всегда с удовольствием смотрел их по телевизору. Когда я приглашал его на свои спектакли, он говорил: «Я успею, я успею». Но так и не успел.   

Мама до ухода отца старалась не пропускать премьеры. Она не приходила на спектакли одна, всегда брала с собой или внучку, или сестрёнку, или брата. Мама очень любит балет «Жизель». Всегда смотрит его со слезами на глазах. 

Мое первое выступление в 2011 году был как раз балет «Жизель». Она тогда разрыдалась и женщины, которые сидели рядом с мамой спросили её почему она плачет. Она ответила: «Это мой сын танцует, я этому очень рада, горжусь им». 

Для меня это всегда очень волнительно и в то же время радостно. Она приходит, а значит ценит, гордится. Когда мама выходит на сцену с букетом, это дорогого стоит, это особенные чувства. 
 
Сейчас, после ухода отца, я не приглашаю её на спектакли. Боюсь лишний раз растревожить, знаю, что она расстроится, что его нет рядом и он не сможет увидеть меня на сцене. 

В ранних интервью вы упоминали, что в вашей семье в театре работает ваш дядя. А ваши родители, кто они по профессии?

Папа был плотником. Работал в школе. Дома все делал своими руками, мой второй брат по его стопам пошел. Но ещё он пел и играл на рубабе, брал уроки у известного таджикского певца Дустмурода Алиева (1950-1989 гг), пока тот ещё был жив.    

Мама работала акушеркой в роддоме. Все родственники с её стороны – медики. Дядя – акушер-гинеколог, его дочь кардиолог, а сын – детский врач. 

Что самое сложное для вас в новых постановках?

Смотря какой балет. Если это лирический балет, вроде «Жизель» или «Лейли и Меджнун», то никаких сложностей. Потому что это близко моему характеру. Я люблю классику и лирику. Страдания – это мне очень близко и понятно. С 2011 года я потерял очень многих своих близких, особенно тяжелым стал уход отца.   

Если взять балет «Дон Кихот», он был для меня сложноват и техникой, и характером. Там более быстрый темп, намного быстрее чем в «Жизели». Или балет «Зол и Рудоба». Там мой герой – воин. Я готовился где-то три месяца к этому спектаклю. Других трудностей у меня не возникает.

Видите ли вы себя профессионально вне балета?

В другой профессии себя я не вижу. Я вижу себя где-то поблизости. Творческая жизнь артиста балета короткая, стаж всего 20 лет. Поэтому я получил второе образование и уже работаю по этому направлению. Я педагог в Республиканском хореографическом колледже им. М. Сабировой.   

Раз в год я езжу в Пермь в гости к своим педагогам, там смотрю, наблюдаю, запоминаю. У меня много идей и планов по развитию нашего балета. 

Надеюсь, что смогу сделать это в будущем, заняв должность с гораздо большим количеством полномочий. Это моя мечта. Для этого я планирую пройти обучение на бухгалтерских и управленческих курсах. Всё это нужно, чтобы потом хорошо делать свою работу.


Поступают ли интересные предложения о сотрудничестве вне мира балета?

У меня была небольшая роль в фильме «Зеркало без отражения» (2014 год, реж. Носир Саидов). Я играл друга главного героя. На тот момент я только вернулся из России и плохо владел литературным таджикским, поэтому попросил роль, в которой как можно меньше слов.  

Этот фильм часто показывают на ТВ, но я видел его всего дважды: в день премьеры и еще один раз позже. Я могу посмотреть на себя со стороны в одиночестве, проанализировать ошибки. При других не могу, стесняюсь. То же самое, когда показывают балет по ТВ.  

После этого фильма меня приглашали сняться в кино еще два раза, но я отказывался. Это оказалось слишком сложно для меня. Я тогда еще параллельно учился в институте. 

Мне с утра надо бежать вести урок в колледже, потом бежать в институт, потом обратно в театр, вечером на съемки. Просто не успевал физически. К тому же оказалось, что съемочный процесс – это вообще не мое. Одно и то же снимать по 20-30 дублей!  

Нас с моей партнершей, Фарангис Касымовой, часто приглашают сниматься в клипах. Мы снялись у Гуломджона Мирдадоева, у Джахонгира Зарипова, Шахнози Рустам. Также участвуем в концертах звезд эстрады. 

Там, конечно, постановки с эстрадным уклоном, с национальным колоритом. Современная хореография у нас была на премьере фильма Анисы Сабири «Нолаи Тамбур». 


Каких предложений о сотрудничестве вам хотелось бы получить?

Есть такое предложение, которое мы все с удовольствием примем. Это наша мечта, не только моя, но и всех нас, артистов балета, нашей труппы. Это предложение о гастролях. Это то, чего нам реально не хватает. 

Гастроли – важная часть жизни любого артиста. Нам есть, что показать за рубежом: «Лейли и Меджнун», «Зол и Рудоба», «Макоми Ишк». Это всё национальный балет. 

Расскажите о вашей студии Арабеск

Раньше мы вели классы в разных развивающих центрах. Но было очень много запросов со стороны, чтобы мы открылись отдельно. 7 октября 2019 открылась студия «Арабеск». 

У нас открыты группы по народным танцам, бачате, гимнастике, body ballet, сам я преподаю классический танец (балет), занимаюсь с детьми. Скоро мы планируем набирать группу для занятий йогой. Занятия проходят по вечерам. Мы рады всем.


Что это за направление body ballet?

Это что-то вроде балета для взрослых – дисциплина, которая направлена на увеличение гибкости тела, создание красивой осанки. Если вы хотите быть более пластичными и грациозными, то вам нужен body ballet. В программу включены упражнения и движения из классической хореографии.  

Обычная тренировка состоит из разминки, комплекса упражнений у гимнастического станка, свободных упражнений вне станка – адаптированных па и плие, комплекса упражнений из пилатес, а в конце для закрепления результата проводится растяжка. 

Также в ранних интервью вы упоминали о своем увлечении вязанием, а сегодня сказали, что это один из навыков, которые вы приобрели в Перми. Расскажите об этом своем увлечении.

Да, действительно я научился этому во время учебы в Перми. Идешь со школы в общежитие, смотришь вахтерша вяжет. Через полчаса спустишься, полотно уже больше. Потом смотришь шапка готовая, носок готовый.  

Стало интересно, как это из клубка ниток получаются готовые вещи. Бегал к ним вначале, просил набрать петли. Вначале учился вязать шарф, потом гетры, подушки, шапки, носки.

Сейчас этим занимаюсь в свободное время. Особенно зимой просыпается такое желание повязать, сделать приятное своим племянникам, родственникам, друзьям. 



Недавно в нашем театре объявили акцию, попросили подготовить что-то для детского дома. Я не стал покупать готовое, решил сделать своими руками что-то. Буквально за две недели я связал четыре детских шапочки и три пары носков.  

Люди, которые видят, что я вяжу, обязательно просят что-нибудь связать для них. Я не могу отказать и говорю: «Принеси нитки, я свяжу». Если это не что-то сложное.  
Недавно начал себе вязать для занятий что-то вроде комбинезона. Как у профессионалов он, конечно, не получится.

Я видела вашу работу, мне кажется вы слишком к себе строги.

Мне часто делают такие замечания по многим другим поводам. 






Рейтинг (3.83)

390

Больше интересного

Что
почитать

1

"Молчание ягнят" - роман Томаса Харриса, опубликованный в 1988 году. Входит в американскую версию "100 лучших детективных романов всех времен"

Что
посмотреть

4

"Ганнибал" - сериал, рассказывающий историю одаренного профайлера, который вместе с ФБР разыскивает серийного убийцу

Вход

Вход в личный кабинет

Восстановить пароль